Первым


Вкус кубинских плодов, терпкий запах казахской полыни,
Бесконечная даль не проложенных прежде дорог…
Волны бились о борт отплывающей “Санта-Марии”,
И дрожала земля, в первый раз провожая “Восток”.
Уходила земля, растянувшись струною гитары,
Резко падала вниз под огнём реактивных турбин,
Для матросов мешки из холстины готовили старой,
Но ложилась судьба в основание книг и картин.
Ни награды, ни титул – одна неразумная вера,
Наплевать на почёт и всё золото робких вождей,
Лишь бы слышать, как с мачты кричат долгожданное
“Теrra!”,
Лишь бы трогать металл воплощенных абстрактных идей.
Обрубали концы, сжав в кулак свои страхи и нервы,
Проходили сквозь стены, глотая обиды и дым,
Тот, кого зачинали с расчётом, что быть ему первым,
Тот, кого, как ни тщись, невозможно представить вторым.

Всеволод Петровскй