РРРРІРЅРСЏ » Творчество » И был бой. Беспощадный, как всякий бой. Кровь лилась вокруг, как вода

 

 

И был бой. Беспощадный, как всякий бой. Кровь лилась
вокруг, как вода


 
Среди сечи услышал я шепот твой и направил коня сюда.

Меня встретила древних деревьев сень – Пуща, ни дать, ни
взять,
После битвы под солнцем палящим – тень, это Божия
благодать!
Мягко копыта ступали в мох, и тишина вокруг,
Среди деревьев пронесся вздох: « Кто ты, враг или друг?»
Шел я на голос и вел в поводу рыцарского коня,
Воду почуял мой друг, потянул, вывел к озерам меня, –
«Кто ты, пришедший в наш древний мир, что тебе нужно
здесь?
Тролль и дриада, гном и сатир не узнают Благую Весть!
Верный конь под седлом и герб на щите, острый меч и
стальной доспех,
Ты не знаешь сомнений, отважен и смел, и с тобою всегда
успех.
Ты воин креста и верой силен, твой меч наповал разит,
Ты Правдой своей одухотворен, и в страхе враг твой
бежит.
Пылают костры у тебя за спиной, и стелется черный дым,
Сильным себя почитаешь, герой, раз явился сюда один.
Ты горд и удачлив, степной орел, а я – эльфийка Руэль,
Но ты не случайно в мой лес забрел, – у нас роковая дуэль.
С мечем наготове стоишь у озер, крест на груди блестит,
Настойчив, отважен и очень хитер, но я знаю: сердце
кипит!
Ты увидел меня всю в сиянии звезд – зелень глаз и
белизну плеч.
Я пришла из снов, я пришла из грез, в этот летний и
знойный вечер.
Посмотри мне в глаза, опусти свой меч, и озера и лес –
мои,
Ты пойми, герой, что не стоит свеч этот бой на поле
любви.
Лучше скинь доспех и ко мне приди – я прекрасна, как сто
цариц.

Ты хоть целый мир, рыцарь мой, обойди, – не отыщешь
таких ресниц!
В черном дыме волос незабудки горят, как топазы, синим
огнем,
Искушает тело, обжигает взгляд, – мы останемся здесь
вдвоем.
Посмотри на меня, и моя красота вползет тебе в душу
змеей,
Удивит тебя моих чувств высота, полюблю, как никто
иной!
Будут ночи в огне, смолкнут птицы в лесах, я – Руэль, мне
подвластно все.
Ты силен и прекрасен, гони свой страх, пусть Любовь нас
в вечность несет».
Так шептала мне дева, страстью горя, на закате жаркого
дня,
И великая нежность объяла меня, а она продолжала, любя:
«Мы к алтарю наших древних богов придем без сомнений
и лжи,
На холодный мрамор, увитый плющом, как невесту меня
возложи….
Я ждала тебя от истока времен, лишь ты предназначен
мне,
Пусть разрушен Богов моих Пантеон, – ты единый в моей
судьбе!
Я оставлю травы, и колдовство, и талисман с груди,
А ты позабудь свое Божество и беззащитным приди».
Быстро день догорел, завершая круг, но тьма не коснулась
нас,
Мы стояли в тиши, не касаясь рук, не пряча влюбленных
глаз.
Щедро звезды ронял ночной небосвод, Луна освещала
тропу,
А Руэль прошептала тихонько: «Ты тот, за которым в
могилу сойду.

Я не буду тебя колдовством чаровать, ты и так полюбил
меня,
Но и Веру твою не смогу я принять,– мои Боги мне не
простят».
Так, не коснувшись друг друга рукой, слушая стук сердец,
Шли освещенной Луною тропой, и над нами небесный
Отец.
Нас тропа привела в шатер из ветвей, и Руэль подняла
полог:
«Мой герой, без страха и ешь и пей, ты не будешь со мной
одинок».
Было ложе накрыто одно на двоих, полон яствами стол
резной
И кувшины полные вин дорогих, и кубки резьбы золотой.
Менестрели лесные играли для нас серенады ночных
услад.
Только видел тебя я без всяких прикрас, о любви говорил
твой взгляд.
И, плененный твоей красотой неземной, я не смог
преступить черту –
«Этот лес вековечный, народец лесной, навсегда
останутся тут.
Ты Бога живого не хочешь принять, – я идолам не
поклонюсь,
Любовь наша будет вечно пылать, но нам принесет лишь
грусть.
Полмира прошел я с мечом и крестом, неся новой Веры
свет –
За тьмой приходит рассвет в наш дом – вы же живете во
тьме!»
Так говорил я прекрасной Руэль, и горечь была в словах….
Она же вино подливала мне, влюбленно глядя в глаза.
«Рыцарь любимый, на ложе приди и мной овладей скорей!
С другой не узнаешь такой любви, какую подарит Руэль.
Будут все ночи только для нас, а днем – охота и пир,
Но чтобы огонь любви не угас, войди и прими наш мир!»
28
Я стал сомневаться и изнывать, почти согласился уже,
Но Истина Истин: «НЕ ПРЕДАВАТЬ!» восстала в моей
душе.
И вспомнились подвиги давних времен, я взор обратил
назад –
Но я ведь не Роланд, не Ланселот, и точно уж – не Галахад.
Верность Единому в этой любви как же мне сохранить?
Ведь легче гораздо катиться вниз, чем с Правдой отцов в
сердце жить!

«Жаль, что не стану твоею женою, – она пригубила вино, –
От века до века быть рядом с тобою – не каждому так
дано!»
А я усмехнулся и поднял кубок: «Я подожду, время есть! –
И протянул ей букет незабудок: – Нам так важна наша
честь!»
И этому длиться бессчетные годы, века пролетят как
миг….
В волшебном лесу эльфийка и воин, с любовью – одной на
двоих.

Давно канул в Лету тот мир чудес, волшебников и
королей,
Но где-то остался тот дивный лес с великою тайной своей.
В зеленом шатре, за резным столом много столетий
подряд,
В любви объясняясь, друг другу, вдвоем, эльфийка и
рыцарь сидят.
И мыслей скабрезных в этих речах не нужно, друг мой,
искать –
Все, что не ЛЮБОВЬ, обратилось в прах, и пусть нелегко
устоять,
Души свои на любовный алтарь они не спешат
положить….
29
Значит и ныне, так же, как встарь, будут безгрешно
любить.

Любви бесконечной и чистой примеры нужны так порою
нам,
Волною неверья нас захлестнуло, и сердце болит от ран.
Вытереть ноги о чью-то душу – уже в порядке вещей.
Зов плоти мешает друг друга слушать, обращая людей в
зверей!
Но верим мы: время придет непременно, когда победит
ЛЮБОВЬ,
И снова в чести будут ПРАВДА и ВЕРНОСТЬ, вернется
ИСКРЕННОСТЬ вновь!

2008-2009