РРРРІРЅРСЏ » Погибшие » Макеевка » Лемец Алексей Валерьевич «Токарь»

 

Лемец Алексей Валерьевич  «Токарь»


24.01.1983 — 19.06.2014


 Город Макеевка


 

 

Алексей Лемец родился 24 января 1983 года в поселке Нижняя Крынка города Макеевки. Там и получил девятилетнее образование в школе № 99, после чего пошел учиться в училище № 78. То ли кулинарное мастерство матери повлияло, то ли с друзьями «за компанию» ушел, но три года обучения могли быть настоящей путевкой в жизнь. Многие считают Нижнюю Крынку посёлком, селом, колхозом. Цивилизация сюда пришла, но кроме шахты здесь искать работу всегда было сложно. Разве что – в колхозе. Отец Лёши, Валерий Васильевич, работал трактористом. Всегда в промасленной робе, с мозолистыми руками, всегда — уставший.

Мать, Любовь Владимировна, поначалу была домохозяйкой, родив Валерию четверых детей. Лёша в семье был старшим. Затем родилась Маша, после нее Никита, за Никитой – Яна. Дома работы хватало. Но когда пришли трудные моменты выживания середины и конца девяностых, — мать ушла в частную фирму простой рабочей – фрезеровщицей. Мальчишки и девчонки часто оставались дома одни, но это им не мешало вырасти настоящими людьми, умеющими и огород вскопать, и свёклу прополоть, и помидоры полить, и посуду вымыть. Лёша от рождения был спокойным, ответственным и обязательным ребенком. Таким учил быть и братишку Никиту. А к девочкам всегда относился трепетно и дружелюбно. Наверное, всё вместе послужило тому, что после училища парень не пошел работать в столовую, а отправился на призывной пункт в военкомат.

В службе в армии ему отказали по состоянию здоровья. Он никак не мог понять, для чего военная комиссия так придирается к нему. Разозлившись на такие обстоятельства, он ушел работать в шахту, пытаясь таким образом доказать, что он здоров и крепок, как кремень. Переходя из шахты в шахту и пытаясь заработать хоть что-то для семьи, он всё

же ушел в частную фирму фрезеровщиком. Туда, где работала мать. Шахты в то время перестали выплачивать шахтерам зарплаты, а семью кормить надо было ежедневно. Причем, семья у него была настоящая. Лёша с Леной рано сыграли свадьбу. Он вырос в семье, где было много детей, поэтому и для себя решил, что его семья тоже будет большой и дружной. Леночка родила ему троих детей: двух мальчиков и девочку. Первенец был назван в честь папы – Лёшей, затем дочь Лада, а в 2013 году родилась малышка Милана.

Лёша не разрешал жене выходить на работу, считая, что сам обязан обеспечивать семью. А Лене и некогда было работать. Она была дома настоящей хозяйкой.

Война ворвалась на Нижнюю Крынку нагло и почти мгновенно.

Все знали, что в детских летних лагерях живут беженцы с детьми из Славянска, знали,

что Крынка – глубокий тыл Донецка. Верили, что война сюда не шагнет. Но что-то тревожное витало в воздухе.

Пошли разговоры о диверсантах, которые ухитряются проникнуть на территорию Донбасса, об их злодеяниях, о разгульном поведении и безнаказанности. Вот тогда Лёша с ребятами договорились круглосуточно охранять мост на окраине Крынки. Оружия ни у кого не было. Кто-то раздобыл одну «воздушку», и поэтому считалось в группе, что вооружены. Проверяли все машины, выявляя оружие, диверсантов, «маячки», пьяных водителей.

«Надо быть полезным здесь и сейчас», — говорил дома Лёша.

Лена не возражала. Только бы не было войны. Как-то, при задержании подозрительного автомобиля, один из ребят неосторожно поднял вверх «воздушку» и выстрелил. Пуля случайно задела плечо Алексея. Два дня о нем дома никто не знал. Он не хотел волновать домашних. Пулю никак не получилось изъять. Она так и осталась в плече. Оказывается, у нее есть такое паршивое свойство: попав в тело, превращается в этакий «цветочек». Так, с пулей в плече, Лёша и продолжал свою деятельность. Родные отговаривали Алексея уходить в ополчение. Говорили, что троих детей нельзя оставлять одних без отца.

Но разве можно отговорить мужчину от того, что он жизнь готов отдать только за то, чтобы укронацисты не вошли в его дом. Не все ушли воевать. Многие остались дома. Алексей не мог так поступить. Он ушел в ополчение «Смерч». Это было 25 мая 2014 года. Попав в Донецк, тут же был направлен на недельную стрелковую подготовку.

Первую команду – набрать добровольцев – Алексей принял как приказ к действию —

ушел добровольцем в горячие точки. Это был Славянск, Красный Лиман, Краматорск, Ямполь. В то время все знали, что любой звонок на мобильный телефон воспринимался, как цель и команда к обстрелу, поэтому звонили редко, разговаривали кратко, только сказав, что жив и всех помнит и любит. Так вышло, что «Токарь», так назвали Алексея, был в боях, а его брат Никита подвозил снаряды. 19 июня 2014 года под Ямполем шел минометный обстрел со всех позиций. Ребята долго держались, ожидая, что вот-вот подвезут боекомплекты. Лёжа в поле, они не могли поднять головы от бреющих атак. В минуты затишья «Токарь» скомандовал всем отползать в укрытие, а сам остался прикрывать своих. Снаряд разорвался рядом.

Похоронили ребят, погибших в том бою, в одной могиле. Уже нет тех, с кем плечом к плечу воевал «Токарь». Нет свидетелей захоронения, нет документов, подтверждающих награждение ополченцев. Мать, Любовь Владимировна и вдова Елена более чем уверены, что трое деток Алексея будут с гордостью носить его фамилию. И, тем более, уверены, что награда найдет своего героя. Но для этого надо только найти ополченцев, документы, могилу… После войны…

Автор очерка: Ирина Горбань