РРРРІРЅРСЏ » Погибшие » Шахтерск » Аксенов Михаил Михайлович «Аксён»

Аксенов Михаил Михайлович «Аксён»


19.12.1985 – 28.07.2014


Город — Шахтерск

Кто-то сказал, что в крепкие морозы рождаются крепкие парни. Миша Аксёнов родился в декабре болезненным ребенком, но мама изо всех сил старалась вырастить мальчика здоровым и крепким. До самой школы наблюдался Миша у кардиолога. Любому ребенку это надоест. Как-то, во время очередного осмотра, доктор спросил, почему он плачет. «Я не плачу, — ответил малыш, — я страдаю».

Миша рос любознательным мальчиком. Любил гуманитарные науки, и со всей серьезностью относился к любому заданию, поставленному перед ним.

Свои размышления запросто мог графически изобразить в комнате на обоях. Мать не запрещала – шел серьезный процесс развития и становления личности. По словам Ирины Анатольевны, сын был настойчивым в своих желаниях: если чего хотел – непременно добивался положительного результата.

Еще в школе взялся за серьезную работу о талибах, мечтал поработать над исторической темой о доме Романовых. А когда для школьного конкурса надо было написать сценарий по Гумилёву, он легко справился с поставленной задачей.

Потом Миша увлекся стихами. Он попробовал себя в нескольких направлениях: подражал акмеистам, символистам, футуристам, пока не выработал собственный стиль.

В выпускном классе принимал участие в поэтическом конкурсе Украины, где получил диплом за занятое первое место. Диплом позволял без экзаменов, после собеседования поступить в университет, на филологический факультет.

Но в последний момент Миша решил, что видит себя только на историческом факультете. Не добрав баллов, тут же унес документы в техникум. Здесь он учился успешно, а за полторы недели до получения диплома бросил всё и уехал в Россию.

На Украине начались военные события, перевернувшие жизнь людей, живущих в Донбассе.

На странице в статусе у Миши так и осталась последняя запись, сделанная им перед уходом на войну:

«Всё происходящее в моем родном городе выжгло во мне всё украинское. Теперь я русский».

Аксёнов Михаил, «Аксён», только с четвертого раза был принят в ополчение Шахтёрска. Вскрылась проблема – зрение. У него была близорукость.

В период активных действий Аксён стал стрелком, умеющим работать на дальние расстояния.

Дома Мишу ждали мать и младший брат Стас. Они не смогли отговорить родного человека от главного желания – защищать Родину.

В то утро были тяжелые бои. Украинские войска наступали. «Аксен» пошел на разведку. Танки шли на город. Только в последний момент наши солдаты заметили национальный флаг противника. Было поздно сообщать об этом своим. Надо действовать. Чтобы спасти своих ребят, Аксён встал во весь рост и принял огонь на себя.

Раны были несовместимы с жизнью. Он только успел прошептать: «Скажите маме…».

Жители Шахтерска в это время сидели в подвалах, а потом была массовая эвакуация из города.

— Самое страшное было для нас – искать Мишу, — говорит Ирина Анатольевна. — Погиб сын в июле, а найти его мы смогли только в октябре. Спасибо всем, кто помог разыскать солдата. Он был похоронен в братской могиле в Снежном.

Ирина Анатольевна считает, что сын предвидел свою гибель. Это она определила по стихам, посвященным ей.

Я в храме был и видел там
Вдову со свечкой восковою,
Молитва мчалась по губам,
Молясь о мире и покое…
Как ночь, чернеющий платок
Скрывал от всех главу младую,
А свечки алый огонек
Молил за душу дорогую…
Слеза скатилась по щеке —
В ней горькой памяти немного.
А свечка таяла в руке,
Молясь за душу одиноко…

При выполнении боевой задачи в селе Дибровка «Аксён» был смертельно ранен.

Награжден Аксёнов Михаил Михайлович медалью «За боевые заслуги». Посмертно.

Знаете, каким он парнем был…

Пожалуй, лучше всего о нем расскажут его стихи, написанные в разные годы. Листаю страницы его тетради, сердце сжимается от боли: тетрадь с его стихами начинается словами Р. Гамзатова:

Мы все умрем,
Людей бессмертных нет,
И это все известно и не ново.
Но мы живем, чтобы оставить след:
Дом иль тропинку, дерево иль слово…

Наверное, они когда-то поразили мальчика, стали путеводной звездой в его короткой жизни. Он писал стихи, подобные трепетному пламени свечи. Они освещали души близких, друзей, знакомых.

…Поэзия не факел, а свеча…
Поэзии не время быть свечой,
Едва мерцающей, совсем не время.
Ну, разве что, когда за упокой…
Оплакивая молодое племя…
Которому б учиться да расти,
Вкушая этот дивный мир на пробу,
А не бросок землицы из горсти
Родительской, в слезах, на крышку гроба.
Поэзия не огоньком свечи,
Должна быть ныне, зла ветрам покорным,
А путеводным маяком в ночи,
Сжигающий сталеплавильным горном.
В его стихах поражает обнаженность души.

В моих руках заветный список,
Друзей мне верных имена.
Я их зову – не всякий близок,
А у других душа вольна.
Я призываю их, но кто-то
Наполнен гордостью сполна,
В душе у них одно болото,
В трясине совесть не видна.

04.12.2002

По пятам за мною мчится
Мой темнеющий двойник
Никуда не отлучиться,
Где не стану – тени лик!
Тень за мной затаилась,
Подозрительно молча.
Словно телом моим слилась
Тень печальная моя.

Ведь где-то здесь под мрачною луною
Я сочинял прекрасные стихи
О том, что будет, было, есть со мною,
О счастье нежности, о горести тоски.
Где делось все? Куда ушло? Не знаю…
Где кудри клена, платье липы где?
И лишь одно с надеждою я знаю:
Придет вновь лето яркое ко мне.

И чувства нежности ты, всплеснув наружу,
Вдруг произносишь милой лишь одно:
«Любовь моя, ты греешь сердце в стужу».
И вновь глаза свои ты приподняв,
Вдруг в океане нежности утонешь.
Тебе в ответ, главою покачав,
Она примолвит: Ты меня не стоишь».

Октябрь, 2002

Как жаль, ты создана не для меня
Я рад, что ты не грезишь одиноко,
Улыбки блеск счастливой при тебе,
Я рад, что ты хоть счастлива немного,
Но снова жаль, не принц я на коне.
Не удивлю изысканно манерой
Мой не поймешь юмор на лету.
Скорее, Ты была моей Венерой,
А я…всего лишь ветер в пустоту.

1-17 февраля  2004

Узри, о Боже, грешных нас…
Ты покарай нас упоеньем,
Услышь, Всевышний, веры глас,
Ты не откинь его с презреньем…
Ты отдали кончины срок,
И отгони от нас напасти.
У всех из нас один порок:
У Сатаны давно мы в пасти.
Просто, о Боже! За грехи!

Я в храме был и видел там
Вдову со свечкой восковою.
Молитва мчалась по губам.
Моля о мире и покое.
Как ночь, чернеющий платок
Скрывал от всех главу младую,
А свечки алый огонек
Молил за душу дорогую.
Слеза скатилась по щеке.
В ней горькой памяти немного.
А свечка таяла в руке,
Молясь за душу одиноко.

Декабрь,2002

Тебя, мой Шахтерск, не забуду,
Будь рядом ты в жизни со мной.
Шагаю по улице, зная,
Что шахта в земле подо мной.
Шахтерам я в лавах желаю:
Пусть Шубин отпустит домой.
Пусть парки твои подувяли,
Пусть клумбы твои отцвели,
Мы многое в жизни узнали,
И что не умели – смогли.
Легенда донбасского края,
Отчизна великих идей!
Пусть тлеет искра небольшая –
Успех и верность в ней.

29-31 мая, 2002